hugan

Category:

нехитрый аргумент против картины мира Жисьборьба

В разных слоях культуры и в самых неожиданных местах мне все время попадаются элементы того образа мысли, что «жизнь борьба», «игра с нулевой суммой» и пр. Столкновение с ними, как и с другими дискурсами, акцентирующими врагов и вражду, вызывает у меня сильное желание что-то им противопоставить. Недавно в ходе одного устного спора об этих вещах мне пришел в голову неплохой, кажется, способ проиллюстрировать несостоятельность этой печальной веры. Вне полемики аргумент этот совершенно очевиден и трвиален, но мне он показался убедительным именно там, где убедить трудно, опереться не на что, в сверхобщих представлениях, которые выглядят непроверяемыми, и где мне ничего в голову не приходило. 

Итак, есть картина мира, в которой люди делят между собой некий внешний по отношению к ним «ресурс», являясь его конкурирующими потребителями. В этой картине вокруг человека образуется локальная ресурсная «ямка». Казалось бы, должно быть ясно, что люди в среднем не могут быть паразитами, зависящими исключительно от поступлений извне, но все-таки это «ресурсное мышление» удивительно устойчиво. Наверно, одна из причин в том, что этот режим существования каждому знаком по детству: ребенок изначально является именно пассивным потребителем, этот инфантильный опыт — часть общего опыта зависимости — есть абсолютно у всех, это состояние каждому кровно знакомо (и при этом обычно не очень осознано, что блокирует возможность сформулировать и оспорить, добавляет иррациональной убедительности). В подходящих условиях этот опыт может актуализироваться и стать основой описываемого токсичного мировосприятия (токсичность  в том, что когда в эту картину достаточно сильно и массово верят, она имеет шанс стать реальностью: так функционируют и самовоспроизводятся «общества бедности», озабоченные, грубо говоря, проблемой «негодяи грабют народ» сильнее, чем приложением сил к чему-то плодотворному, и/или депрессивные общества, где в плодотворность почему-либо не верят).

Описанная картина игнорирует тот факт, что современный (и не только) взрослый человек — это прежде всего источник, а не потребитель благ, и перед ним стоит скорее проблема сбыта или мены, чем добычи: человек ищет нужности, признания, «популярности» (парвобытных собирателей, рабовладельцев, феодалов, криминалитет, попрошаек, мошенников, коррупционеров и тому подобных не рассмариваем как исчезнувшие или маргинальные группы). Вокруг среднего человека существует не ресурсная ямка съеденного корма, а, наоборот, холмик, потому что он прежде всего производит блага, или, во всяком случае, имеет силы и потенциально готов производить, как только появится спрос. Проблема поиска спроса многим знакома на практике, особенно бизнесу и самозанятым: всем нужны заказчики, клиенты, аудитория, востребованность, причем это довольно общие вещи, не обязательно выраженные чем-то явном вроде денег: люди хотят быть услышанными и/или на что-то повлиять, что-то изменить в настроениях, которые их окружают (вот, например, от какого безделия я вообще вступаю в споры с явно тенденциозными и грубыми идеями, притом ищу способ переубеждать получше, притом зачем-то письменно делюсь этим способом..). 

Но часто даже когда люди на практике самым очевидным образом конкурируют не за мифический пассивный доступ к каким-то чужим или дармовым «ресурсам», а за сбыт и прменение своих, за приложение своих сил, за нужность другим, все равно в их мировосприятии может в полной сохранности сидеть вот эта старая схема «ресурсного мышления»: борьба за место-под-солнцем, человек человеку лупус и прочее, и, разумеется, особенно легко она применяется к отвлеченным областям, далеким от непосредственной практической жизни: политика, международные всякие отношения, все что угодно далекое и непроверяемое. И вблизи этих конспирологических областей очень трудно кого-то в чем-то убедить.

И вот, мне пришел в голову простой и, кажется, полемически убедительный аргумент в спорах с этой картиной всеобщей борьбы за блага. Если бы картина борьбы за «ресурсы» была верна, это означало бы, что люди производят в среднем меньше чем потребляют, и уровень их жизни с течением времени снижался бы. Если же уровень жизни растет, вокруг среднего человека образуется избыток «ресурсов», а не их дефицит, и, тем самым, бороться за них нет смысла. Вместо этого имеет смысл искать способ общеполезного применения себя, что не предполагает борьбы в прямом смысле слова, требует не действий против людей, а наоборот, заставляет искать их признания и быть для них полезным.

Кстати, характерно, что разговоры о борьбе за ресурсы, «жизненное пространство» или что угодно еще как раз разгораются в периоды снижения уровня жизни или соответствующих опасений — и, вероятно, не только выражают, но и фиксируют/усиливают это снижение (как это происходит в России в последние несколько лет). Когда же вся идет хотя бы внешне хорошо, темы эти как-то остаются в латентном состоянии («сытые нулевые»). Собственно, это тривиальное следствие того общего положения, что агрессия, импульс к борьбе, разрыв диалога — это реакция на фрустрацию, защитный акт, а не позитивно мотивированное поведение, причем реакция не лучшая, неспецифическая, архаичная, та, что возникает, когда на более точную, разумную специфическую реакцию не хватило времени, терпения или сил. Даже если агрессивный импульс выглядит спонтанной инициативой, это говорит только о том, что источник фрустрации тоже спрятан где-то внутри или в фоновых, привычных отношениях. Импульс к контролю/борьбе — не проявление благополучия и силы, «от хорошей жизни» он не возникает. Мне кажется важным это повторять тоже.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded