hugan

Category:

мечта о следующем шаге

#олеся_которая_живет_на_крыше

Человек лежит в гамаке и ждет, когда наступит ясность. Внешне она выражается, например, в том, как глаза привыкают к снятым очкам. Листва в небе не становится резче в собственном смысле, во всяком случае, не стоит пытаться добиться резкости специально, надо только ждать. Постепенно внутри устанавливается мир, положение в нем уясняется. Свет в листве становится заметнее и ближе к сердцу. В какой-то момент оказывается, что можно видеть резко почти без усилий - хотя и недолго. Пользоваться этим нельзя, малейшее принуждение быстро разрушает эту возможность, этот краткий момент хорошего зрения не может существовать как цель, только как удивительный побочный эффект.

Постепенно мир становится заметным. Снятые очки возвращают обзору его первоначаьную широту, мир становится ближе к сердцу. Наверно в этом и дело, в этом и причина изоляции от реальности: страх приблизиться сердцем, недоверие, неготовность купаться в реальности, участвовать в ней всем телом, как вот те люди в шортах и белых майках, что идут по пыльной улице, прикасаются к пыльной улице, омываемы ее воздухом... но нет, это только кажется из-за мая, из-за первой жары и мощи молодой листвы. Нет, и они не могут, у каждого тысяча мелких непроницаемых преград, от подошв их новых босоножек до...

Постепенно мир становится заметным. Человек надевает очки снова, достает с земли ноутбук и открывает крышку. Компьютеру тоже нужно немного времени на установление связи с реальностью, и это кстати. Пока экран не светится, он остается физическим обстоятельством жизни, равным камню, статуе и земле, и важно видеть момент, когда к реальному миру добавляется его тонкий искуственный свет. Зимний остров на озере - картинка по умолчанию из одной из старых версий Федоры - и полоса деревьев на острове такая же, как когда они однажды поздней осенью отправились в лес, и пошел первый снег. 

Человек ждет еще некоторое время, пока уляжется волнение мысли, потом пишет: gedit todo.txt & (неважно, что это значит; он любит обращаться к машине словами, ему нравится большой мигающий курсор и буквы на полупрозрачном, как пленка, окне терминала; это напоминает ему такие же символы, слабо светившиеся на выпуклых кинескопах монохромных мониторов, когда экраны не могли еще конкурировать с реальностью в яркости и оставались реальными всегда, как и скупые буквы, дрожащие на них)

Потом он начинает набирать текст

Как же отчаянно больно из лет, выработавших несчастную привычку к пустоте, вспоминать годы полные. Но откуда эта привычка к пустоте? От взрослости. В надеждах молодости  всегда есть что-то, оставшееся невоплощенным. Тогда, в детстве, в молодости, оно было реальным, хотя бы и в качестве надежды. Им дышала душная летняя ночь с ее тенями от фонарей на асфальте и воротах гаража. Невоплощенное присутствовало во всем в качестве действующего фактора, оно придавало смысл и, тем самым, реально существовало. А потом происходило что-то совсем другое. Оно могло быть не менее важным, осмысленным и настоящим, но оно было другим, и не заменяло того, ожидаемого. И ничто с тех пор его не может ни заменить, ни воплотить.

Если бы можно было послать в прошлое записку себе, что бы я написал? Написал бы "Будет по-другому и лучше". Надо быть готовым к другому, новому и странному. Не стоит слишком твердо знать, что тебе нужно, такое знание всегда неполно, многое из-за него отторгается как "не то", и приходит позже, чем могло бы.

Но того, ожидаемого, все равно ничто не заменит. И в этом есть смысл, только так и возможно. надо только...

тут человек останавливается. Что надо для этого делать? И для чего? Почти счастлив. Или это какие-то физиологические принудительные штуки: каждое утро в какой-то момент выбирать бодрствование и жизнь, каждый вечер в какой-то момент выбирать покой - это же не от идей и воззрений, это происходит как-то физиологически. Так же и счастливость? А в самом деле, почему бы не быть счасьливым, просто не объявить себя счастливым? и пусть физиология отрабтает это состояние, вмененное ей искуственно.. Наверно, это можно. Но - зачем? Для чего чувство счастья, если не для того, чтобы как-то его воплотить, отдать, оставить? Ну конечно, разумеется, это давно для него не ново: главное - не счастье, главное - воплотить, и надо только прийти в такое состояние, чтобы это получилось. Это может быть и горькое состояние, но, если получится, эта горечь будет облегчением..

Человек неподвижно смотрит в дефокусированное простраснтво, туда, где прошли люди, где тополиный пух и пыль. Он запутался, целостность всегда нарушается, если слишком жадно к ней стремиться. Жарко. Хочется на море. Но не потому что жарко, а в надежде на следующий шаг в глубину.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded