hugan

Category:

сумерки, лето, город, две женщины с крыльями

у нас лето, мощнейшая парковая зелень и луна в ней. И по этим паркам в первой майской духоте бродят люди, и издали кажется, что они так же, как и листья каштанов, недавно появились снова, еще один раз на этом свете. И мы сами идем и издали кажемся так же, вступая в теплую, пахнущую листвой и городом, тьму, исчезая и появляясь в ее полосах — издали, и иногда вблизи, и иногда друг другу. (А дети — нет. Дети бегут впереди, и они почему-то реальны)

Еще один раз, еще один цикл. И за темной листвой возвышается фигура двух огромных женщин, у них есть одна на двоих пара огромных крыльев, их темный материал кажется не менее живым, чем листва, дорожный теплый асфальт в огнях,  сила молодости и жизни.
(мир непредсказуемого настоящего: в этот вечер вместо советского прошлого было что-то совсем другое — вот эти две мощнейшие, исполненные достоинства женщины, стендинн толл, и одна из них смотрит вперед, а другая смотрит на нее, и получается, что они видят все, и этого достаточно обеим.
Можно свободно обойтись без замученного и полузапрещенного местами и временами слова «любовь». Им оно, во всяком случае, не нужно. Назовем это человеческим достоинством. Молодостью. Полнотой самоощущения. Силой, способной поднять над землей — так же, как иногда поднимает.. что? любовь, горечь, решимость, несбыточность, отчаяние, счастье, близость к границе, близость к какой-то черте

(Силе, когда она действует, чужда какая-либо романтичность, романтика, романтизм, мнимая тайна. «Тут мы подходим к чистой сущности искусства. Оно тревожно как кружение десятка мельниц на краю голого поля в черный, голодный год»)

становится совсем темно и лунно. За особыми дымчатыми южными кустами лампочки склаываются в большие и какие-то курортные слова «Парк итальянской кухни»


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded