hugan

дурные мысли

— пришла в голову иллюстрация вот этой почему-то важной для меня драмы незнания места своих личных ценностей в будущем и надежды на их востребованность.

Правда, я не сильно люблю фантастику такого рода.. но именно в порядке иллюстрации.

Пусть с Земли к каким-нибудь отдаланным пригодным для жизни планетам отправляется большой корабль с колонизаторами, но пусть полет туда столь долог, что на эти планеты прибудут только отдаленные потомки тех, кто отправился (был какой-то такой рассказ у Саймака, но в нем дальше про другое), т е их задача на корабле, в сущности, просто представлять собой людей, нести в себе свою человеческую сущность и культуру, все то, что представляется ценным поколению отправившихся — и передать ее в новый мир. Ясно, что в неизменном виде они ее не сохранят, что молодежь, уже не видевшая голубого неба, как-то адаптируется к специфическим условиям корабля, и мечта о голубом небе, может быть, столь ценная для первого поколения, будет забыта, репродукции живописи, фотопейзажи, картины земли в фильах, солнце в листве, тени о листвы - все это в значительной степени поблекнет, потеряет свой смысл, как это ни ужасно для первого поколения. И вот я пытаюсь себе представить, как это все может переживаться субъективно? Что будет происходить в душе этих людей в связи с их "специфически земными" ценностями, связанными с природой, средой, землей, небом, морем и простором.. - и я понимаю, что они никак не смогут передать их детям в отсутствии подкрепляющих эти ценности условий - реальной земли и моря, и им останется надеяться только на некие архетипы, на то, что когда-то далекие потомки, если им удастся обжить новый мир, вновь найдут эти ценности, вновь будут любить то, что любили их прадеды на земле, или, по крайней мере, что-то похожее.. Скорее всего, эти архетипы, эта предобученность - будет способствовать прбуждению тяги к природе, и они почувствуют новое для себя, непонятное, иррациональное чувство счастливого обретения чего-то, к чему они расположены, что им сродни.. - наверно, это будет лишь обертон, отзвук, слабый, но очень устойчивый, и в конце концлв статистически значимый - на фоне более острых переживаний момента смены обстановки: страха, неизвестности, лишений, труда, надежд и радостей другой природы. Но среди всего этого будет и этот глубинный голос, эта странная для них, иррациональная тяга к земле, местности, пространству..

И все что остается первому поколению, предкам будущих колонизаторов - только эта надежда. И понимание, что весь этот полет затеян ради потенциально бесконечного будушего этих людей, и в них - всего человечества. Они как бы говорят своим детям: я скучаю по земле, потому что я был на ней, для тебя же это почти пустой звук, картинки, фильмы и видеоигры с лангдшафтами.., и даже если я только на них тебя и буду растить, без настоящей земли они станут пустым звуком. И даже если вдруг эти образы станут сверхценными предметами культа, передающегося из поколения в поколение, вряд ли эта ценность дождется, не испортившись, тех, кто снова ступит на поверхность планеты. Трудно смириться с тем, что то, что тебе дорого, для твоих правнуков будет пустой звук. Не знаю, насколько способно тут утешить заглядывание на более высокий системный уровень, понимание того, что эти ценности неизбежно будут забыты, но останутся их спящие корни, из которых они в каком-то новом виде прорастут вновь.

А за этим стоит еще более серьезная драма самоотречения в ценностях: а может быть, эти ценности и должны быть забыты, может быть, их ноыве ростки окажутся лучше, свободнее от каки-то проблем, хотя и другими, не нашими, неизвестными нам.. 

А ведь что-то похожее в той или иной степени происходит и при не столь радикальных сменах условий жизни, как в сценарии с этим кораблем.

Вот старый машинист говорит, что любит паравозы, что новая техника не так дышит, не такая живая. Я примерно представляю себе его образ, его отношение. Но на ныненынешних средств все же паровоз выглядит довольно монструозно и даже несколько пугающе - этакая инфернальная огнедышащая машины с лязгом раскаленного железа и страшной топкой, в которую лучше бы не заглядывать, я уж не говорю про жар и черную угольную пыль, и притом эту машину нельзя заглушить в любой момент, она угрожает взрывом, если за ней не уследить, и машинист-кочегар оказывается тем самым к ней прикован, будто на службе у какого-то Молоха.. — жжуть.. — если так смотреть, если (зачем-либо!) акцентировать и раздувать именно эти черты. И грешным делом кажется, что этому старому машинисту можно было бы отказаться от своей привязанности с тем, чтобы все лучшее вней взошло заново, уже очищенное от копоти и угольной пыли.. — но ведь не факт, что без этой угольной пыли оно останется именно тем, что ему дорого, что то, что выглядит недостатками, не являются сущностными частями специфицеских ценностей..

С другой стороны: и сам этот характерный взгляд на паровоз с акцентом на монструозности ведь не выглядит чертой современности, он подозрительно похоже на индустриальные страшилки 19-го века. Тоже пример возрождения забытого отношения?

Еще кстати: выросши в 90е в условиях, когда бумажные книги были то дороги, то сильно избирательно доступны (помню этот самодельный неровно переплетенный том "светокопий" с машинописи, с которого я впервые читал Доктора Живаго: нормальные издения уже были, но где-то не у нас..), я давно и прочно привык читать с электронных носителей, и пиетет перед бумагой мне кажется в значительной степени иррациональным, как и вообще привязанность к «теплому ламповому» (при том, что я и сам вполне питаю такую привязанность в некоторых деталях, запавших в душу в детстве - я просто понимаю, что эти детали дороги мне не сами по себе а в связи с целым миром других смыслов). Жена тоже особого предпочтения бумажным книгам не отдает. А вот мой 12летний сын категорически предпочитает именно бумажные книги. Мелочь, а - что-то в простых несветящихся, не более чем реальных, вещах, очевидно, есть.
Спросил его почему. Говорит, дело в том, что они приятно пахнут и более просты/естественны/предсказуемы в обращении. Да-да, отсутствие дополнительных возможностей-сложностей может, видимо, быть и плюсом..



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded