hugan

Categories:

еще о субъетивной удовлетворенности

— вдогонку к предыдущему не в меру многословному посту, но теперь, кажется, короче и яснее. Вот интересный момент про попытки мерять субъективное благополучие: если бы обучаемость (она же привыкание) была абсолютной, «гедонистический фон», очевидно, в любом стационарном состочнии был бы нулевым. Положительный (отрицательный) фон требовал бы постоянного прироста (падения) полезности, что невозможно, т к упрется в те или иные ограничители. Это уже само по себе демонстрирует, что не удовольствие как таковое мотивирует человека, а мотивирует его надежда. Оценка перспективы. Поэтому и возможен вечный мотивационный двигатель при нулевом или отрицательном «гедонистическом фоне». Обучаемость/адаптивность/привыкание не абсолютно, есть предобученность (в широком смысле — физиология), которую не переобучить, которая задает границы устойчивости индивида к условиям среды — к голоду и холоду ну никак не привыкнешь. Поэтому «гедонистический фон» в принципе легко может быть устойчиво отрицательным. А вот может ли он быть устойчиво положительным? Именно гедонистический, без учета надежды.

И вот тут мне сильно кажется, что сам концепт актуальной удовлетворенности не валиден. Действующее блаженство/приятность/наслаждение — эпифеномен, оно никак себя не проявляет. Что проявляет — так это мотивирующая сила надежды. «Блаженства» просто не существует, оно переживается лишь за момент до наступления в виде надежды, и по наступлении тут же исчезает. Только производные, только динамика. если мы фиксируем константное блаженство, это, скорее всего, просто значит, то мы передиваем надежду на дальнейшее продолжение чего-то хорошего, т е что мы еще каким-то образом им не насытились

Поэтому, видимо, и нет никакого смысла гнаться за этим самым гедонистическим фоном, рассматривая его как самоцель, пытаться его фиксировать, и расстраиваться, что зафиксировать не получается. Вопрос не у довлетворенности, а только в том, зачем она нужна. Как сказал философ,
(но) мед это очень
хитрый предмет //
всякая вещь или есть, или нет, //
а мед — я никак не пойму в чем секрет — //
мед если есть, то его сразу нет

стоит признать, что счастье (как абсолютное константное состояние) недостижимо, становишься (динамически) счастливым


Но если так, то что тогда значат слова «я доволен жизнью» или «я не доволен»? Что показывают многочисленные опросы об удовлетсоренности, субъективном благополучии и счасте (Инглхарт и мн др)?

Мне кажетс, она дают нам, грубо говоря, величину, обратную депрессивности (ну, если быть строже, наверно, корректнее сказать — определенных проявлений депрессивности). А депрессивность сильно зависит от того, много ли возможностей открывают человеку условия, в которых он живет. Можно рассматривать ее как вот эту самую «тоску по совершенству», склонность не удовлетворяться реальностью и внутри себя реверберировать неудовлетворенность, которую я описывал в предыдущем посте. Она, конечно, зависит от внешних условий, но предле всего, от культуры, влияющей на целеполагание — именно поэтому пики субъективного счастья можно найти не только в благополучной Скандинавии, но и совсем в других, менее очевидных, местах мира.

Депрессивность, как и ее отсутствие, вот эта склонность быть скорее довольным, чем обиженным и отвергающим (не потому, что есть «достаточные причины» для довольства (достаточность не имеет смысла в относительных величинах), а потому что отвергать неполезно) — выучивается и культурно воспроизвосится. Объективное благополучие, широта доступных возможностей, уровень свободы — только один из факторов, влияющих на нее

Хорошо бы собраться с силами и порассуждать о мотивационных механизмах бепрессивности (опять typo очепатка, но тут не правлю: действительно надо говорить о биполярности и депрессивности вместе.. —  ну и о «шизоидности» тогда уж), о ее семантике, в  частности, мифе потери, «работе горя» и прочем.. Но это поистине необъятная тема.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded