Максим (hugan) wrote,
Максим
hugan

из обсуждения предыдущего поста - о Непрощенном

Если христианство и его ветхозаветную предысторию интерпретировать в терминах психологии развития, то заметен следующий источник внутренних противоречий: отношения человека с Богом с ветхозаветных времен остаются неравными (зависимыми) и, следовательно, не могут быть вполне диалогичными, но при этом в христианстве появляется ценность диалога и бескорыстной любви, исключающая зависимость. Иными словами, христианство чувствует ценность взросления и пытается говорить с человеком как со взрослым, но не идет в этом направлении до конца, оставляя за собой финальность истории и идею кары-воздаяния в одностороннем порядке.

Кому-то нижеследующее покажется, может быть, банальным, но все же разовью мысль.

Предположим, вот есть человек, пользующийся репутацией хорошего и добропорядочного родителя, и вдруг его младший ребенок отказывается идти по стопам, становится каким-нибудь хулиганом-наркоманом и, конечно, начинает сам же от этого страдать. И,, предположим, видя это, отец сказал бы ему так: я тут не при чем, ты сам выбрал свой путь, ты и расхлебывай, но имей в виду, потом я все-таки приду и тебе помогу, все равно тебя переделаю по-своему. И ты должен мне все простить, ты должен любить меня безусловно.
Как к такому отцу должен отнестись ребенок? Логично было бы у такого отца спросить: а куда ты смотрел, когда меня создавал, воспитывал и растил? Если ты от этого отступаешься, то по какому праву ты собираешься меня судить и переделывать на свой лад?

Если ребенок сам отвечает за свое несовершенство, то родитель, оставаясь в стороне, не имеет оснований его судить и, тем более, принудительно "улучшать" путем отделения добра и зла: ведб тот, кто отвечает за себя сам - это уже не ребенок, а взрослый, и он разбирается со своим несовершенством, как уж умеет, самостоятельно. Если же отец берется судить и улучшать, значит, он тем самым признает, что ребенок не вполне автономен и нуждается в опеке, и тогда он опекает ребенка И, ТЕМ САМЫМ, ОТВЕЧАЕТ ЗА ЕГО ВОСПИТАНИЕ, хотя бы частично!
(Кстати: как можно опекать и воспитывать ребенка, даже с ним не общаясь, не отвечая на его вопросы, а только требуя к себе безусловной любви??)

Это старая проблема соотношения всемогущества и всеблагости, это понятно. И вот христианство делает попытку ее решения, представляет диалог человека и Бога возможным.
В какой-то момент отец нашего хулигана-наркомана видит, что надо все-таки ребенку как-то помочь, и посылает к нему своего старшего сына. Старший сын вполне согласен с отцом по основным ценностным вопросам, согласен настолько полно, что можно о нем сказать, что он может представлять волю отца и действовать от его лица (догмат о единстве Отца и Сына). И вот отец посылает к младшему ребенку этого старшего сына и говорит: пообщайся с ним, пожалей его, своим примером покажи, как ему быть. Старший брат идет к хулигану-наркоману, и тот и хотел бы с ним согласиться, и понимает его. Но в какой-то момент обида на отца и старшего брата берет верх, и младший брат убивает старшего, и, более того, издевается над ним. И вот тут происходит самое важное: СТАРШИЙ БРАТ ПРОЩАЕТ МЛАДШЕГО, и младшему становится СОВЕРШЕННО ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ ТЯЖЕЛО, СТЫДНО И ГРУСТНО, и он стремится как-то исправить свою вину и злобу, И ОН СТРЕМИТСЯ ТЕРПЕТЬ, И БОЛЬШЕ НЕ БЫТЬ АГРЕССИВНЫМ, И ПОПЫТАТЬСЯ ПРОСТИТЬ СТАРШИХ.. - и он плачет сам над собой, и, плача, испытывает облегчение.

Вот этом да, это мне понятно.

Это и есть его относительная адаптивность, его шаг вперед с "ветхозаветных" времен. Бог все-таки спустился, принял направленную на себе агрессию и ПРОСТИЛ ее! Как и поступает нормальный родитель.

Но это был ОДИН акт столь прямой, честной и искренней коммуникации человечества с Родителем. ОДИН акт, когда не только ребенок, но и Родитель (в данном случае в лице Христа) принял и выдержал агрессию ребенка, в определенном смысле - понес свою часть ответственности..??.. Это несколько восстановило симметрию, с Родителем хотя бы раз говорили на равных - и "Старший", и "младший" сыновья.

Но затем этот пример равенства опять стал лишь признаком "моральной высоты" и величия Родителя, неоднозначность же позиции Родителя так и не была прямо озвучена, ответственность ребенка за свои беды осталась полностью на ребенке. Моральная неоднозначность, на мой взгляд, не в том даже, что Родитель отказался отвечать за проблемы ребенка (своего творения), а в том, что при этом Он не отступился от своего права судить, вмешиваться в одностороннем порядке и корректировать!! Мол, ребенок - он неразумный, не знает Блага, надо его поправить, очистить, и он за это должен быть только благодарен.

Типичное двойное послание (дабл-бинд, двойной захват) родителя ребенку, проблему которого религия решить так и не смогла.

То, что Он молчит и не проявляет себя явно - мне кажется, это самая простая и явная проблема религии, от которой она и пытается отвлечь внимание.

Никто не придет. Он молчит, просто потому что Его нет.
Но хуже то, что даже если б Он был, трудно себе представить, как бы Он мог ответить.


Таким образом, вырисовывается ПРОБЛЕМА дефицита коммуникации по вертикали, она же проблема границы "родитель-ребенок": опыт такой коммуникации, и только он, делает границу проницаемой, Если коммуникации нет, то либо границы вовсе нет ("слияние", рай, полная и тупиковая "гармония"), либо граница непроницаема (Бог в ответ только молчит, и молча требует лишь слияния, всепрощения и абсолютной любви, а на меньшее не согласен, и вне этого говорить не станет, "сам виноват").

Эта жесткая дихотомия "полное слияние - полная изоляция" вообще свойственна архаичным культурам и формам общественного устройства. Ее проявления мы сплошь и рядом наблюдаем в жизни: жесткое деление "свои-чужие", поляризация "хороший-плохой",.. идеализация вождей......
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments