расставить все точки над О

все-таки не могу смолчать в тряпичную маску о голосовании по Обнулению (напрашивающиеся эпитеты опускаю из соображений приличия). Поскольку я изначально заморочился (гипер?)ответственным отношением к самоизоляции и неучастием в распространении вируса (моя логика такова: хотя риски быть носителем и кого-то заразить для каждого отдельного случая кажутся малыми, в масштабе общества они достаточны для того, чтобы в больницах гибли медики и умирали больные!), возникает дилемма: ходить голосовать или не ходить: не так-то просто оценить, что тут будет меньшим злом.
Ходить — значит так или иначе принять участие в акции, подвергающей риску здоровье и жизнь людей по всей стране. Не ходить — значит дать возможнсть использовать свой бюллетень, упустить шанс мирно остановить узурпацию.
Для себя склоняюсь к тому, чтобы идти, строго соблюдая меры безопасности. Написать, что ли, на маске «нет обнлуению»? Если я правильно понял  Екатерину Шульман, на этих выборах ни об агитации, ни о дне тишины в законе нет (надо бы справиться и уточнить формулировки), а окончательное решение мгогие избиратели принимают буквально на месте, т е такая надпись может оказаться весьма эффективной.

такое лето

я недавно сравнивал текущую пандемию с той паузой в индивидуальной жизни, которую вызывает, например, простуда или грипп, и за которой следует постепенное и вдумчивое выздоровление. В странах, добившихся радикального снижения числа новых случаев, наверно, так и происходит. Но относительно России у меня возникает ощущение, что болезнь угрожает перейти в некоторую хроническую фазу: вроде бы начинает отступать (по крайней мере в столицах), но одновременно грозит обострением, и хуже всего то, что постепенно она вызывает привыкание и начинает игнорироваться, причем сразу на разных уровнях: многие люди устали, «индекс самоизоляции» вернулся почти к начальному состоянию, ну а на уровне государства в самый неподходящий момент случилось полное парадное Обнуление (тут у меня нет слов достойно описать). Впечатление такое, что и у общества, и у государственных уреждений нет сил/терпения на упорное и последовательное «долечивание». Динамика числа возбудителей и интенсивности борьбы с ними («хищник-жетрва») в отдельном организме и в популяции имеет много общего: когда после «недолеченной» простуды при первом же улучшении человек, торопясь включитсья в свою обычную жизнь, предает болезнь забвению или отрицанию, в ответ болезнь или обостряется вновь, или действительно постепенно тает, или же она, поколебавшись, находит некоторый некоторый наиболее устойчивый равновесный уровень, не достаточный для напряжения сил и выздоровления, но и позволяющий худо-бедно функционировать, удерживая угрозу обострения где-то на заднем плане. И «худо-бедно» становится новой нормой.

С одной стороны, продолжать глухо сидеть дома с минимальными вылазками в магазин выглядит как будто бы все более (невротически) избыточным, но, с другой стороны, ведь и причин для смены стратегии пока особо нет. Официальные снятия запретов на фоне Обнуления, курортного сезона и сомнитиельной статистики мне как-то не кажутся руководством к действию.

Collapse )

человек человеку бессимптомный носитель, и о Нарциссизме

Что-то в этой самоизоляции без живого общения становится все более печально. Восприятие себя как потенциальной угрозы, особенно длительное, невротизирует, бьет прямо по общему ощущению собственной «хорошести», нужности и приемлемости. Мимо пролетает тополиный пух, полощется серый гром, все это; и разделить это можно только с домашними, но, оказывается, этого недостаточно. 

Дело в том, что чувство собстенной приемлемости фундаментально критично для плодотворности, благополучия и вообще здоровья (и в широком социально-психологичесокм, и в узком смыслах). В литературе эта субъективная хорошесть иногда называется «первичным» или «здоровым» нарциссизмом (не очень люблю эту терминологию из-за колоссальной размытости трактовок, но в определенном смысле она удобна). Вот что имеется в виду и почему это важно:

Collapse )

еще о соотношении страха и надежды

напишу тут нечто в тяжелом жанре умозрительных спекуляций (с самоповторами, банальностями и прочим: карантин с одной стороны как бы располагает ко всяким построениям и осмыслениям, но одновременно делает их жутко вязкими, с тенденцией сложными путями вести к тривиальным выводам). И все же попробую: обширное отступление в попытках сформулировать, почему я не сильно боюсь «цифрового Гулага» (хотя вот атомной бомбы бояться не перестал (ну и ничего из этого не полюбил, разумеется)).

Ну, прежде всего, есть стандартная устойчивая иллюзия «мир катится в пропасть», ее обычно объясняют тем, что все тревожное автоматически привлекает внимание в первую очередь: негативная мотивация локальна, устроена проще, работает быстрее, обеспечивает самосохранение и исключительно полезна именно в этом качестве (отдернуть руку от горячего, добыть еду, fight or flight и прочее о поддержании гомеостаза).

Есть еще один аспект. Иллюзия падения в пропасть динамических систем — это не совсем иллюзия, они на самом деле перманентно падают, как движущийся велосипедист или спутник на орбите, но именно это обеспечивает их устойчивость. ((это не метафора: как известно, космический корабль на орбите буквально постоянно падает на Землю, но из-за своей горизонтальной скорости постоянно промахивается, «залетает за» Землю и продолжает падать на нее уже из этого нового положения: такое непрерывное падение и промахивание и есть орбитальный полет. Кстати, поэтому и невесомость субъективно переживается не как парение в пространстве, а именно как бесконечное падение, как если бы пол в лифте ушел из-под ног)).

Любая культурная форма в ходе любой трансформации так или иначе «размывается» по сравнению с исходным состоянием, на смену известному старому идет неизвестное и поэтому невидимое новое, поэтому в каждый момент выремени изменение выглядит прежде всего как разрушение. Отклонение от знакомой «нормы» — процесс всегда очевидный, создание нового оптимума принципиально невидимо в старых терминах и является лишь предметом надежды.  

Collapse )

сближения, всетоже

проснулся от Умной Мысли имени Пьера Безухова «все сопрягать надо». Разумеется, при попытке сформулировать вся умность куда-то делась ::смайлик_с_глупой_улыбкой::, но раз уж я записывал, имея в виду некую социальность, ту и выложу.

Одна из вещей, о которых я постоянно повторяюсь —  выход из невроза, из (глобально неоптимального) локального максимума полезности. Такие локальные максимумы имеют тенденцию возникать при борьбе изолированных друг от друга мотивов и являются несовершенными компромиссами (равновесие Нэша: некоординированные действия в локальных интересах дают устойчивый, но не лучший результат, причем задолго до Нэша эту мотивационную ловушку (правда, лишь качественно) описал Фрейд как принцип действия невроза, и предложил терапию: рациональный разбор ситуации и переход от несовершенного компромисса к более совершенному). 

Collapse )

я/мы Бергамо

В Докторе Живаго есть такой момент, где он возвращается домой в Москву из затянувшихся пореволюционных степных похождений, собирается круг близких и друзей, и у собравшихся случайно есть спирт и дичь — роскошь в уже голодном 18м году, и исключительность этих вещей обессмысливает и уничтожает радость от них: за окном глухая темнота, лавки заколочены, и оказывается, что единственные в городе утка и спирт — это совсем даже  не спирт и не утка, а, видимо, какая-то иная социальная сущность, вобравшая в себя контекст и отравленная им.

Вот это самое я сейчас ощущаю в нашей мягкой самоизоляции. Не так уж много в доме поменалось явным образом — и при этом оказывается, что незаметно поменялось очень многое. Странное состояние, которое уже невозможно не замечать — этот тяжелый фоновый гул происходящего, недоступный уху и оттого неуловимый, но постоянный.

Трудно разграничить прямое попадание отдельного человека в общее бедствие и косвенное действие этого бедствия на человека через социум, эмпатию, присоединение. Это заставляет по-другому смотреть на всеобщий отказ от благополучия и экономического роста ради спасения жизней: этот отказ не выглядит каким-то явным жертвованием, как его иногда представляют. Похоже (ну или мне хочется, чтоб так было??), «средняя осознанность по культуре» приближается к тому уровню, когда это самое отдельное личное благополучие, как спирт и утка в голодный год, уже больше не личное благополучие, и альтруистический этический выбор не требует воли и совести, и уже не выглядит выбором, а совершается сам собой.

Collapse )

дыбр из Ростова на дому

вот и такому довелось быть свидетелем: у каждого хоть раз был индивидуальный период болезни, невыхода на улицу, выключенности из жизни, такое своеобразное гладкое пятно на ряби хронологии. А тут у всех разом, во всем мире. В городе удивительно тихо, и ночью и днем. Наверно, и всеобщее глобальное выздоровление будет похоже на индивидуальное — постепенным и вдумчивым.

Collapse )

полуслучайное

у меня тут сделался спорадический набег на ЖЖ (ну как набег: ленту читаю-то я постоянно, комментирую только редко; это меня наши конституционные безобразия подтолкнули написать пост). Повыписываю всякие несвязные сображения понемногу — на болшее сил и времени пока нет... Из «хорошо молчать» и «плохо и бессвязно говорить» выбираю последнее.

Collapse )

а там посмотрим

, сказал только что наш гарант конституции, и лично, публично и вот так прям вслух одобрил удаление (из этой самой конституции) ограничений на собственное переизбрание.

Извините за политоту, но чтотто немогумолчать. Давно я не смотрел речей Путина, но ради такого дела посмотрел. Впечатлен. Ощщущение ирреального. То есть вот таким способом «авось под шумок как-нибудь проканает» серьезные дядечки делают свои серьезные дела? Ради одной поправки от Терешковой надо было затевать весь этот малопонятный хоровод вокруг конституции с хлопушками и.. как это.. дымовой завесой, ложными целями и прочим «Путин-всех-переиграл»?? «Они» правда рассчитывают, что на фоне падения нефти, бирж, рубля и вируса все это пройдет более или менее незаметно? Чрт, это даже не смешно, это как-то не укладывается никуда: вот так прямым текстом перед всем честным народом одобрена персоналистская поправка в конституцию. В одном флаконе с большим количеством малоосмысленных и местами откровенно дурацких других поправок.., и по всему этому ожидается какое-то мутное «общенародное голосование» одним пакетом за весь комплексный обед — вместо референдума или чего-то более или менее легитимного — голосование, имеющее серьезные проблемы с прозрачностью, допуском наблюдателей, ответственностью за фальсификации.

Я слушал и ждал: нет, ну не может же вот так вот прямо, щас наверно выскажется против (как уже высказался против досрочных выборов), это, наверно, какой-то там «политтехнологический» прикол вроде как могли вы, маловерные, подумать. Казахстанский вариант, политическое завещание и пр.. Но нет, все оказалось совсем неприкрыто. Вуалировали вуалировали и вот... А ведь такая сакральная фигура..

Но вот что мне интересно: теперь по телевидению это дело будет обсуждаться или наоборот замалчиваться в надежде, что как-нибудь проголосуют за индексацию  и консерватизм? («они там», похоже, думают, что «народные массы» привержены чотким понятиям и (гомофобски?) боятся предполагаемого «западного» «морального разложения»)

Collapse )