Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

термин "публичная власть" как фрейдова проговорка?

говорят, в нашей обновленной конституции появилось понятие «публичная власть», и, как я понял, даже специалистам не очень ясно, что именно этот новый термин значит (Шульман в своей еженедельной программе на Эхе вчера это обсуждала). Но, безотносительно недоступных мне юридических аспектов, сама лексика наводит на следующее простое соображение: если есть нужда официально определять некоторую власть как публичную, то этим предполагается, что существует и какая-то иная, непубличная, тайная власть (?) И тут Шульман как раз рассказывает о новом запрете для судей КС на публикацию особых мнений и вообще своих личных соображений о процессах и вердиктах. Тайная компонента судебной власти, натурально..

чтение вслух 4

— соображения о книге Юрия Слезкина «Дом правительства». Начало тут.
Наконец добрался до развернутого обсуждения базовых положений авторской концепции большевизма как «милленаристской» секты. Тут начинаются интересные вещи.

Collapse )

чтение вслух 2

— мысли о книге Юрия Слезкина «Дом правительства». Начало тут.
ссылка по теме: пост и обширное интересное обсуждение понимания Слезкиным марксизма как религии, границы обобщения понятия Религия и категории сакрального, через которое она может определяться.

Collapse )

чтение вслух

наконец добрался до вдумчивого перечитывания грандиозного Дома правительства Слезкина. Рассматривая большевизм в контексте истории религии, автор, как мне кажется, оставляет пробелы, которые хочется до-осмыслять. Есть просто речевые эллипсисы, рассчитанные на способность читателя сопоставлять (и часто у меня нет уверенности, что я справляюсь: непонятно, кто из нас, автор или я, не додумал мысль до конца). Есть, как мне кажется, и концептуальные неясности. Временами эсхатологизм/«милленаризм» предстает в авторском толковании столь универсальным явлением, что хочется заменить его более простым и общим концептом жажды справедливости/воздаяния с большей или меньшей примесью жажды мести. Связь жажды воздаяния и жажды жертвы тоже требует прояснения. Для ясности хочется переформулировать то и другое в неких более общих и ясно определенных терминах; наверно, я буду психологизировать и говорить в мотивационных категориях зависимости, кооперации, агрессии, жадности, мести и т п. Попутно хорошо бы прояснить семантику каждой из них, но это само по себе огромная задача, и хотя в отдельных точках у меня есть понимание этой семантики, не уверен, что ее эксплицитное изложение мне по силам (во всяком случае, это нельзя сделать кратко).

Collapse )

Metamodern political activism

на фоне последних эмоционально невыносимых новостей (прежде всего из Нижнего Новгорода), которых мне не хочется касаться, но которые так или иначе молча стоят за спиной и придают сказанному свои неустранимые смыслы), но без прямой связи с ними хочу кое что что зафиксировать; я тут набрел в интернетах на metamoderna.org (отдельные статьи переведены на русский на metamodernizm.ru, но мало), и вот,  сображения автора подталкивают меня к некоторой пересборке своего текущего «идейного» пазла, или, по крайней мере, смещению акцентов или ослаблению (видимо, искуственных) ограничений.
Мне раньше казалось, что однозначно принимать некую сторону в некотором конфликте — это скорее поляризация (упрощение, плохо) чем диалогичность (сохранение сложности, хорошо), что хорошая сложная позиция крайне редко может совпадает с какой-то из имеющихся сторон конфликта, и поэтому положение «над схваткой» может быть оправданным, а термины «добро» и «зло» — наивными, упрощенными и манихейскими. Теперь я склоняюсь к тому, что однозначность не обязательно результат огрубления, когнитивного искажения и самообмана, и в определенных случаях (и не так уж редко) она уместна и необходима, а когнитивный провал может состоять не в упрощении (или не только в нем), а в неспособности отличить реальную сложность от напускания тумана, а реальное хорошее/плохое понимание проблемы от несодержательных признаковых оценок типа «хороший/дурной тон так рассуждать или использовать такие категории».

Collapse )

скрестив пальцы

мы снова видим, что в современном (пост-гандианском?) мире именно и только мирный протест, основанный на человеческом достоинстве — наиболее эффективен. Кто первый срывается в агрессию/насилие, тот и (едет в Ростов? ах, Лукашенко и туда, кажется, не приглашают) — тот и проиграл. Человеческое достоинство — аргумент сильнее дубинок и резиновых пуль
Дорогие белорусы, болею за вас

И, кажется, у нас в российском обществе наконец-то совершенно явно меняется (ну или, скажу осторожно — будет меняться) отношение к собственному режиму, «крымскому консенсусу», недавним украинским событиям и вообще идее демонических «цветных революций», якобы инспирированных исключительно «враждебным Западом». Мне кажется, если этот перелом в отказе от иллюзий совершится, воздух станет намного чище

новая левизна, новое пуританство и разнообразие сексуальных/семейных практик

Глобальный резонанс BLM (демонстрации в Европе, преимущественно белая молодежь на улицах, например, Рима) показался мне во многом неожиданным, хотя задним числом подготовка этой тенденции, как всегда, хорошо заметна (приходит в голову, например, явление «Джокера» в массовой культуре, трансформация супергеройского дискурса и вообще отход от парадигмы борьбы-победы-реванша и рефлексия отличия от ее носителей («окей, бумер»)). Внезапная глобальность BLM показывает, что порядок, в которых жизнь человека может быть существенно предопределена какими-либо простыми атрибутами, больше не устраивают даже тех, кто мог бы быть их бенефициаром.


Резонанс BLM высветил общность между собой и других антисегрегационных движений, в том числе феминизма, ЛГБТ, бодипозитива, в которых гендерно-сексуальная проблематика несколько отвлекает внимание от центральной антисегрегационной составляющей. Становится заметно, что все они направлены прежде всего против ярлыков и маркеров, и различаются только по характеру последних, т е даже номинально «телесно-гендерные» движения  не столько про собственно гендерную проблематику, сколько про непредвзятость: сексуальные пристрастия и формы поведения очевидно плохо годятся на роль ярлыков, не классифицируются на дискретные группы, и, более того, вообще не описывается фиксированным набором переменных: когда «гендеров» бесконечно много, понятие теряет смысл, и, похоже, исчезновение (а не усложнение) гендерной идентичности станет победой и естественным завершением феминизма и ЛГБТ — подобно тому, как исчезли и исчезают касты, сословия и даже (еще недавно так модные) явно манифестируемые маркеры идентичности — «субкультуры», как теряет значение национальность или соответствие некоему стереотипному эталону внешней красивости.


Collapse )

почему архаика

Встречая какой-нибудь домострой, жесткие правила, требующие некритического выполнения, или иерархизированные отношения, предполагающие господство-подчинение, я обнаруживаю у себя в голове емкое слово «архаика» и образы тотемических культов, жестоких инициаций, авторитета по старшинству, Повелителя мух и пр и пр. Хорошо бы поформулировать, что эта «архаика» такое по существу, какие явления она объединяет, и на основе каких черт.

Collapse )